Эвфорионова сына, Эсхила Афинского, тело
скрыто под этой плитой в Геле, родящей хлебà;
пусть об отваге его Марафонское поле расскажет
и испытавший её род густогривых мидян.

*

Αἰσχύλον Εὐφορίωνος Ἀθηναῖον τόδε κεύθει
μνῆμα καταφθίμενον πυροφόροιο Γέλας·
ἀλκὴν δ᾽ εὐδόκιμον Μαραθώνιον ἄλσος ἂν εἴποι
καὶ βαρυχαιτήεις Μῆδος ἐπιστάμενος.

 


В прежнем русском переводе оригинальное ἄλσος было понято как “роща”, в согласии со старыми представлениями о диапазоне значений этого слова. Сегодня можно считать доказанным, что автор эпитафии имел в виду Марафонскую равнину, где и произошло знаменитое сражение с персами. Подробнее об этом см. работу Алана Соммерстейна: Alan H. Sommerstein. The Tangled Ways of Zeus: And Other Studies In and Around Greek Tragedy. Oxford University Press, 2010. Pp. 59-66. Там же приведены довольно убедительные аргументы в пользу того, что эпитафия была написана вскоре после смерти Эсхила (а не в эллинистическое время). Густогривые мидяне — мидийцы и персы носили длинные волосы, мелко завитые на ассирийский манер. Гела — место смерти Эсхила, город на Сицилии.

.