Weltschmerz.FM

Home / cancioncitas

Так оно и приходит…

. . Так оно и приходит – как музыки лепет нечёткий из-за призрачной перегородки, как прибой студенистый, вздыхающий ночью за дверью, или цокот шагов в пустоте предвечерья, под открытым окном, занавешенным заревом винным, истекающим мёдом шмелиным; так и льётся – […]

Read More

Вечерняя песенка

. . Когда знамения и знаки теряют форму в полумраке, развоплотившись до поры, заткнув пустоты за собою речным хвощом, пучками хвои, роями мелкой мошкары, и всё, что стоило запомнить на помутившейся земле, плывёт, как призрачные комья в мучнисто-сером киселе, в глазах […]

Read More

Эсхатологический фрагмент

  . Из предсказаний ли, из сновидений ли хлынув на мирный простор, век подступил, как разгул эпидемии, как припозднившийся мор. Заворожённый своим заражением, из ветряной кутерьмы каждый следит за незримым кружением, медленной пляской чумы. Бледным пожаром охвачено близкое; город в лиловых […]

Read More

Нарциссическая песенка

. . Ничего не осталось вовне: ни ступени, ни тени в окне, ни серебряной ряби древесной; каждый сполох минующих дней влился в кровь и под кожей моей получил себе имя и место. Расселяя в теснинах ума эти улицы, эти дома, болтовню […]

Read More

Вариация первая

. . Как во сне, собой не управляя, из-под спуда долгого стыда на поверхность выбралась смурная городская ржавая вода — и ведёт неведомо куда свой тревожный лад гиподорийский, а над ним цветёт тысячелистник и протяжно ноют провода. Робкий пульс сбивается, […]

Read More

Вариация вторая

. . Так легко, с закрытыми глазами, принимая жребий наугад, человек меняется местами с гарью дня и ржавчиной оград, с шепотком просевших перекрытий, где тайком пирует победитель, ласковый замедленный распад. Треплется в лазури заоконной терпкий смог, мазутный ветерок, жёрнов эры, […]

Read More

Аутопсия в пейзаже

. . Словно что-то да сбудется, если я расскажу, из чего я беру себя и во что ухожу сквозь труху и окалину, неустрой и раздрай, по пролётам окраины, устремлённым за край. Из оконной бессмыслицы в жёлтый фартук земли брызжут слёзы и сыплются хрустали, хрустали, и летит, как излузганный вдаль по улице жмых, слово жизни, не узнанной ни одним из живых. Здесь и тратится лучшее, что завещано мне, как цыганка, снующая в площадной толкотне с побрякушками, стразами (не скупись, подходи) и божками чумазыми у латунной груди. Из бессчётных свидетелей этих дерзких сует ни один не ответил мне, родился или нет побратим узнавания, кто разделит со мной сквозь земные глаза мои проносящийся зной. Маршируя невнятным и неизбежным путём между вспышками, пятнами, […]

Read More

Сефардская песня

. for Ittay Sh. . . Этот свет неотступен и страшен, но дороже, чем всякий иной: это свет обречённости нашей, ослепительный жар проливной. Он течёт ручейками по коже, полыхает на радужках глаз, и какое объятье надёжней пустоты, обнимающей нас? Как влюблённый, […]

Read More

Ничего мне не принадлежит…

. . Ничего мне не принадлежит, ни вода, ни копоть, ни гранит, ни  садов дыхание сырое; если мой туманный Авентин был с мной поистине един – то не я, а он меня присвоил. Вместо всех возможностей и прав: гипс и мел, […]

Read More

Заговор

. . Соберу свою скорбь, соберу и оставлю в степи на ветру зарастать горицветом и маком, как природа, не смея жалеть, оставляет избытки на снедь муравьям, саранче и собакам. От прижизненной мелкой беды, послевкусия грязной воды, человеческих бреда и смрада […]

Read More