Weltschmerz.FM

Home / translations

Возраст лазурной памяти

. Оливковые рощи и виноградники – далеко до самого моря Рыбачьи красные лодки далеко сколько длится память Полуденный сон августовских снопов золотых В ракушках и водорослях. И этот баркас Зелёный, только спущенный на воду, в мирной глади залива Ещё видящий […]

Read More

КЛЕПСИДРА НЕИЗВЕСТНОГО

(фрагменты) . Les temps est si clair que je tremble qu’il ne finisse… ANDRE BRETON . (…) 3. Ещё дальше, совсем далеко, простирается мягкая скатерть – свидание Здравствуй, речка моя, я один, ты одна, мы одни с тобой Хрустали пахнут […]

Read More

Переливание

    Резец в невещественном: дыры заставляют флейту запеть. Напряжение связок покрывает гласные цветом пространство поёт из Аида голос исходит обращается к нам всё, о чём исстрадалось нутро, освобождается, спрядается ветром в огнистые мысы.   Сквозь клюзы рассудка видишь солнечный […]

Read More

Это преданье…

. . Это преданье, эхо крестьянской мудрой песни, пера Валье-Инклана, не ветхо и не ново. В нём под порывом ветра вечернего воскреснет священное соцветье невянущего слова. Это преданье – поле и горные отроги. Паломник, возвращаясь из странствия к святыням, где […]

Read More

Невыносимая чужбина

  Когда им больно, женщины становятся невыносимы и тучи тяжелеют и тучи тяжелеют и тучи тяжелеют дождём не проливаясь и небо бороздят безгромные разряды. Зачем нас так терзает медлительность короткого дождя? Две ласточки летят на высоте в порывах ветра щитом […]

Read More

Стратис-мореход среди милоцветов

  Ни асфоделей нет, ни фиалок, ни гиацинтов — как говорить с умершими? Умершие знают один лишь язык цветов, потому и молчат. Путешествуют и молчат, терпят и молчат. Мимо пределов, где боги сна обитают, мимо пределов, где боги сна обитают*. […]

Read More