.

.

И я донёс свой век до этих мест
До этих краёв беспокойных.
Неизменно у самого моря
Начинается юность: на скалах, грудь в грудь
С порывами ветра.
Куда пойти человеку,
Если он не кто иной, как человек,
Равняющий с росами зелень мгновений своих,

С водою – свой видящий слух,
Со взмахом крыла – угрызения совести.
Жизнь!..
Мальчишка становится мужем
Неизменно у самого моря, и солнце
Его учит туда направлять  свои вздохи,
Где теряются тени кружащихся чаек.

И я донёс свой век до этих мест
Белые счёты чёрная сумма
Немного деревьев немного
Заплаканных галек
Пальцы лёгкие ласково трогают чьё-то лицо
Чьё лицо
А надежды рыдали всю ночь и умолкли под утро
Никого не осталось
Чтобы где-то послышался отзвук свободного шага
Чтобы где-то взошло чьё-то свежее слово
И борта у причала всхлипнули самым
Сладким именем дали своей
Немного лет немного волн
Чутких вёсел удары
Вкруг по бухте любви

И я донёс свой век до этих мест
Горький след на песке – как он быстро сотрётся
Тот, кто видел два глаза, обнявших молчание
Тот, кто слился с их зноем, как с тысячей новых миров
Пусть напомнит далёким светилам о крови своей
Ближе к солнцу
Есть улыбка, которая стоит палящего жара
Но не здесь
Здесь в безвестном краю
Уходящем в открытое немилосердное море
Удаче привычней ощипывать лопасти крыльев
И секунд пригвождённых к земле
К этой жёсткой земле под нетерпеливой подошвой
К земле сотворённой для шума в ушах для беспамятства
К мёртвым вулканам.

И я донёс свой век до этих мест
Влажной стихии завещанный камень
Чуть дальше за островами
Чуть ниже волны
Хутора якорей
– Когда киль рассекает со страстью препятствие и побеждает
Когда всеми своими дельфиньими стаями жизнь освещает
Награду зари в человеческом сердце –

Сеть сомнения тянет наверх
Некий лик соляной
Со старанием высеченный
Безразличный и белый
Не спускающий полых глазниц с морского простора
Подпирая собой бесконечность.