.

.

Или ты говоришь, или самых небес милосердие
тайно сходит ко мне, оставляя на коже налёт
алебастровой пыли, и щиплет горячие ссадины растворённый в безветрии
йод.
Широка синева и глядит безмятежно и пристально;
ароматным платком, предзакатным теплом аметистовым
разотри мои руки; в горчащий, целительный свет
окуни мою жизнь: были встречи ценней и мучительней, только истинней –
нет.