.

.

IV

.

Впивая солнце коринфское
Читая на мраморах
Через моря шагая и виноградники
Нацеливая острогу
В тело жертвенной рыбы
Я нашёл листы, где знойный псалом твердит
О живой земле, открывать которую страсти
В радость.

Пью от чистых вод обрываю плод
Погружаю руку в листву ветряную
Летний горячий прах лимонными рощами орошён
Зелёные птицы разрывают мечту мою
Ухожу, унося свой взор
Взора простор, в котором мир возрождается
Измеренный сердцем мир прекрасный с начала времён.

.

.

VIII

.

Итак, я прожил имя дорогое
В тенистой кроне бабушки-оливы
И в рокоте пожизненного моря

Тех кто в меня швырял камнями больше нет
А из камней я выстроил колодец
К нему приходят девушки одетые в листву
Их губы родом из зари
Их волосы полощутся в грядущем.

К нему прилетают ласточки дети ветра
Пьют и снова взмывают чтобы жизнь продолжалась
Пугало грёзы становится грёзой, горечь
Достигает знакомой бухты
Ни один человеческий голос не сгинет в глуби небес.

О вечно юное море что ты шепчешь скажи мне
Я сызмальства на губах твоих предрассветных
На гребне волны где брезжит любовь твоя
Вижу страстную волю ночи изливаться звёздами наземь
Страстную волю дня обрывать побеги земли.

Борозды жизни засею тысячами незабудок
Честный ветер засею тысячами потомков
Прекрасных детей пышащих силой
Умеющих всматриваться в глубину горизонта
Когда песня из вод поднимает архипелаги.

Я начертал возлюбленное имя
В тенистой кроне бабушки-оливы
И в рокоте пожизненного моря
.

.

ΙΧ

.
Сад убегал в объятья моря
Высокий мыс в цветах гвоздики
Рука твоя струилась вслед воде
Стелить залив, как брачную постель
Рука твоя распахивала небо.

И рядом с именем твоим
Летели ангелы с мечами
Цветные волны рассекая
И белые гудели паруса
Под плотными порывами норд-оста.

А ты шипами белой розы
Сшивала ожиданья бант
Для трав – для прядей на холмах твоей любви
Ты говорила: и волос укладка –
Источник света радостной земле.

Стрела шальная озорница смеха
О, правнучка дряхлеющего зноя
Древесные запутывала корни
Растрёпывала устьица воды
Плоды с ветвей забвения сшибала.

А ночью под разгульный струнный звон
У мельницы заброшенной тайком
Со старою колдуньей говорила
И на груди носила золотое
Сиянье счастья ставшее луною

Луна вверху луна внизу
Загадка морем разрешённая
Одной твоей улыбки ради
Сад убегал в объятья моря
В гвоздичном праздничном наряде.

.

.

Χ

.
Мальчишка с расцарапанными коленками
Остриженная голова мечта взъерошенная
На майке два скрещённых якоря
Наречие рыбы плечо сосны
Младший братишка облака!

Ты увидел как рядом с тобой седеет мокрая галька
Услышал как свистит камышинка
Самые дикие пейзажи узнал
Самые разноцветные
Глубоко-глубоко смешная прогулка рыбки
Высоко-высоко часовенка в дивной шляпе
И далеко-далеко пароходик с красными трубами

Ты увидел волну растений прихваченную морозом
Её утреннее купанье лист опунции мостик
У поворота пути
Но ещё и ухмылку злую
В великом размахе крон
В великих солнцестояньях свадеб
Там, где каплют из гиацинтов слёзы
Там, где морские ежи загадки воды решают
Там, где сверканье звёзд предрекает бурю.

Мальчишка с расцарапанными коленками
Оберег дикарский подбородок упрямый
Штанишки воздушные
Грудь утёса цветок родника
Беспризорник с белого облака!

.

.

ΧΙΙ

.

Полузатонувшие лодки
С наслаждением разбухающие сваи
Ветры босоногие ветры
В оглушённых переулках
Каменистые скаты
Сумасшедший глухонемой
Недостроенная надежда.

Великая весть колоколен
Белые простыни на верёвках
Остовы на побережье
Сурик дёготь мазут
Приготовления Пресвятой
Ещё верящей в завтрашний праздник
Белые паруса и флажки голубые.

И ты – в саду на своей вершине
Диких груш зверёныш
Паренёк недозрелый гибкий
Солнце между твоих коленей
Вдыхает твой запах
И на другом берегу девчушка
Медленно тает в цветах глициний.

.

.