ДЕТСТВО И ЗАБВЕНИЕ А. Х.

. 7. Этот-то замкнутый, непостижимый, иллюзорный человек и созидал ландшафты эпохи, — стихийно, но в согласии с каким-то зашифрованным планом, точь-в-точь как природа созидала и обустраивала свои таинственные угодья. Неизвестно, сознавал ли он, что именно созидает, или только закатывал в […]

Read More

Иктинова песенка

  Мой самый неизъяснимый, кто был со мной, видят боги, в святилищах Элевсина и Аппиевой дороги, — единственный, вхожий в тайны, кто смог, как и я, сродниться с аттическим нежным камнем и книжной степной страницей, единственный, кто мне дорог поистине равноправно с ветрами […]

Read More

ДЕТСТВО И ЗАБВЕНИЕ А. Х.

. 6. Mир А. Х. состоял из тайн, и он не был обитаемым миром. По крайней мере, — разумеется, потребовались годы, чтобы сформулировать эту мысль, — он не мог бы никому послужить ни пристанищем, ни вместилищем, ни жилищем; он вообще […]

Read More

Как поют сатиры

. . Утром глаза открываешь — и словно бы в сон с лёгкой душой возвращаешься, в лучший из снившихся. Сладко-пресладко колеблется лучик косой на полуслипшихся влажных ресницах.                           […]

Read More

Non omnis

. . За радостью любой, за всяческой надеждой какой-то чёрный страх хромает по пятам, шипя о неизбежном, о скоротечных днях, о вечности впотьмах и алчности пустот, — а смертный отвечает: — Не весь же я умру. Я стану резедой, и […]

Read More

Ученик авгура

. . Est enim vis et natura quaedam, quae tum observatis longo tempore significationibus, tum aliquo instinctu inflatuque divino futura praenuntiat. . . Что я подлинно знаю — приходит из праха и в прах возвращается сразу, коснувшись ресниц второпях, но […]

Read More

Аллегория

. Ἰκτίνῳ . Если искать иллюстрацию к этим любви и обиде (в цвете, но сонно-неярком, как будто на вырезках из старых журналов), то вот она: вся моя жизнь жизнью твоей пропиталась, как близостью моря пропитан город прибрежный, где сохнут на […]

Read More

Nicht mehr als nur ein Liedchen

. . Что-то мелькнёт за ольшаником, за тростником, выпорхнет облачным шарфиком, белым платком, будто надежда в предчувствии горних щедрот — или надежды отсутствие, наоборот. Детство увидится, беглое, издалека, словно его ещё не было, словно пока по бесконечной расщелине пасмурных дней тянется […]

Read More

Ода эпохи последней софистики

. . Есть ещё тихая правда, которая входит неясно и вырастает в неясности, и расцветает, вытеснив пошлую горечь (другие, мол, взяли надежду, сила другим отдана, и другим — ликование; мне же только руины остались). Чем нас обидели ближние, чем обделили […]

Read More

Βικτωρ Κριβουλιν. Επιλεγμενα ποιηματα

. . Βαλκανική λεύκη Μια λεύκη στα Βαλκάνια. Από χαρτί η Ανατολή. Μια εκκλησιά που έγινε τζαμί κι ανατινάχθηκε, και έφτιαξαν εκεί αναρρωτήριο και φούρνο. — Εποχή να ψήνουμε ψωμί στρατιωτικό από καλαμποκόφλουδο. Θα πω, ευρείες έχουμε σ’ αυτό προοπτικές […]

Read More