Via Appia, II

. . Светлый гений истории отступал, отходил, растворялся в просторе между этих могил, и достиг, неоплаканный, Елисейских полей по щербатому камню этих древних колей. Так и жизнь легконогая, лишь настанет черёд, этой самой дорогой от меня ускользнёт, в кипарисовой поросли […]

Read More

Via Appia, I

.   Animula vagula blandula… Imp. Hadriani Так и пройти бы над веком своим и судьбой, вдаль по земле, беззаботно плывущей навстречу мне, так и пройти, как сейчас по твоей мостовой, путь золотой, кипарисовым строем размеченный. Вечноцветущий, навылет пробивший края […]

Read More

Ираклион, сентябрь

. . Что важное могло бы, в самом деле, найти меня в заштатном городке, в прохладно-пыльном номере отеля, куда заходишь утром налегке, с каким-то рюкзачишкой, а под вечер сдаёшь ключи — и падает на плечи тягчайшая, невидимая кладь. Всего-то здесь, […]

Read More

Песенка А.Х. по дороге от метро до дома

. . Der Nordost wehet, Der liebste unter den Winden Mir… F.H. . Какое-то печальное дитя бродило здесь, и двадцать лет спустя нашло меня на улицах знакомых, как если бы начало всех начал мне вспомнилось — и ветер налетал, раскачивая […]

Read More

Вместо того

. . Хотя бы это, памяти в залог и в жертву свету: вырванный листок с наброском моего автопортрета. Вполоборота, в мутной глубине квартиры; при распахнутом окне, откуда бьёт неистовое лето. Там сыплется зелёное драже, летят с балконов освисты и клики, […]

Read More

Эпирское

. . Такое же, как здесь, печальное приволье и создало меня, немыслимо давно мой первый образ вылепив. Оно мне запаяно в гортань, под кожу внедрено, знакомо до исчерпанности, но я снова с торжеством первопроходца приветствую его лазурь и белизну: на […]

Read More

Nocturno

. Не сразу утонуть, не сразу раствориться в дремотной черноте, текущей под ресницы, а вдоволь надышаться перед сном солёной горечью, как дышат на морском пустынном берегу: но в комнате, в кровати, на плотной и шершавой простыне, измятой, и как будто […]

Read More

Я родился в эпоху бронзы

. . Я родился в эпоху бронзы. Сейчас никто обо мне не помнит колючки и лавры мои алтари укрыли. Ты же, горький миндаль мой, любовь моя… Вчера я выпил три бочки рецины в Домне чтобы тебя забыть. До дна осушил […]

Read More

Аутопсия

. . Итак, мы видим, от корней олив проникли золотые соки и в недра его сердца. И за те ночи многие, что он провёл бессонно при свече горящей, рассвета ожидая, огонь какой-то нездешний опалил ему нутро. Под кожей его – […]

Read More

Образ Беотии

. . Здесь, где взгляд одинокий по камням и бессмертникам веет Здесь, где слышится тяжкая поступь времён Где с небесной метопы распахнуты шестикрылья Огромных туч золотых Расскажи мне, с чего начинается вечность Чем означена боль твоя Какова судьба элеминфы О […]

Read More