.

.

Лопух и щебень. Щебень и щавель.
Обрывки неосвоенных земель,

где дремлет раззолоченная  синь
вчерашних или завтрашних пустынь.

Подножный мир, чей воздух не знаком
с увечным человечьим языком,

простор, где нет ни знака, ни числа,
ни суетных усилий ремесла,

но есть один вздыхающий провал,
грунтовый мёд и солнечный напалм.

Любая мысль торопится под гнёт,
в певучий сон обломочных пород,

любая жизнь теряется в былье,
в трухе коры, в змеиной чешуе,

и всякий след кончается травой,
и каждый облик просится домой,

к телам богов, не помнящих о нас,
в сердца камней, в цветение пространств.