Палисадник

. Дождём затушёван, рассеянной мглой затуманен неверный пейзаж. Не тревожа темнеющей гущи, как мысленный шёпот, бесшумно плывёшь, горожанин, сквозь горькие ласки земли затонувшей. От кротких жилищ, убаюканных плеском загробным, ни света, ни дыма. Ни звука окрест. Замшелые кровли. Репейники с кровлями вровень. Пустырь. […]

Read More

Эсхатологический фрагмент

  . Из предсказаний ли, из сновидений ли хлынув на мирный простор, век подступил, как разгул эпидемии, как припозднившийся мор. Заворожённый своим заражением, из ветряной кутерьмы каждый следит за незримым кружением, медленной пляской чумы. Бледным пожаром охвачено близкое; город в лиловых […]

Read More

Не окончательна…

. . Не окончательна, время, твоя пустота. Родины нет – но остались родные места: мягкая копоть на лбах умирающих статуй, дым торфяной, маслянистый графитовый свет, стрелки и складки, размытые сизым сфумато – тысячи верных примет. Стройная речь, заглушённая свистом лихим, […]

Read More

На углу Эгнатии и Невского. Ржавчина

      Ihr seid verflucht. Doch eure Süße blüht Wie eines herben Kusses dunkle Frucht…  Georg Heym       «Железо беру! Старое железо беру!» – разносится по району субботним утром. Ты открываешь глаза и вслушиваешься в искажённые дребезжащим […]

Read More

На углу Эгнатии и Невского. Мрамор

. . Ведь под аркой на Галерной Наши тени навсегда. Анна Ахматова . Триумфальная арка императора Галерия, с хмурым усилием поднимающая над тротуаром рыжеватые дуги, засиженная голубями, претерпевшая все унижения, какие только могли выпасть на долю римлянки среди чуждых племён, […]

Read More

На углу Эгнатии и Невского. Пепел

. . Dia de Shabbat la tarde la horica dando dos huego salió a l’Agua Mueva A Beyaz Kulé quedó. (Из еврейской народной песни)   Когда вся твоя пришлая жизнь настолько свыкнется с окрестностью, что ты перестанешь быть в ней […]

Read More

Проезжая через Эпир

. . L. A. Кто мы сегодня?                          –  Надёжное зрение скажет. Что мы сейчас?                           –  Ворожба обступающих гор: ближние кряжи – когтистая, жгучая тяжесть, волчьи утёсы, наждачные срывы ущелий. Дальше – эфир, заштрихованный лёгкой пастелью, груды фиалок, осыпавших юный простор. Так же […]

Read More

Ποσο μισω το φως…

. . Πόσο μισώ το φως Μονόχρωμων αστεριών. Χαίρε, παλιέ καημέ, Ανάστημα των ναών! Μάρμαρο υφαντό Και αραχνοειδές*, Κέντα τον ουρανό Με ελαφρές αιχμές! Νιώθω: φτεροκοπάει, Έρχεται η ώρα μου. Έτσι. Μα που θα πάει Το βέλος του έμβιου νου; […]

Read More

ДЕТСТВО И ЗАБВЕНИЕ А. Х.

. 5. Посвящённая в ужас окружающей жизни и в неразлучное с ним изменчивое, прихотливое счастье, А. Х. отдавала все силы своего стремительного роста общению с ними: как путешественник, поглощённый созерцанием иноземных пейзажей, она пребывала в напряжённом, ненасытном бдении, иногда – […]

Read More

Сефардская песня

. for Ittay Sh. . . Этот свет неотступен и страшен, но дороже, чем всякий иной: это свет обречённости нашей, ослепительный жар проливной. Он течёт ручейками по коже, полыхает на радужках глаз, и какое объятье надёжней пустоты, обнимающей нас? Как влюблённый, […]

Read More