.

.

Соберу свою скорбь, соберу
и оставлю в степи на ветру
зарастать горицветом и маком,
как природа, не смея жалеть,
оставляет избытки на снедь
муравьям, саранче и собакам.

От прижизненной мелкой беды,
послевкусия грязной воды,
человеческих бреда и смрада
исцелит придорожный бурьян,
а от чёрных космических ран
исцеления смертным не надо.